Внимание! Сайт использует cookie-файлы. Продолжая работать с сайтом, вы соглашаетесь на условия работы с cookie.
rss

Как говорить с детьми о смерти? В Царство Божие не входят полуфабрикаты Варфоломеевская ночь Смерть Петра I Чудесный доктор Николай Пирогов


О вечном: - Зачем и как поститься ребенку (ч.2)»

Иностранцев, побывавших в Московском государстве в XVI-XVII веке, поражало благочестие русских. Всякое дело — работу, или трапезу, или поездку — обязательно начинали с молитвы. Молитвой начинали и заканчивали день, без молитвы не выходили утром из дома. Грамотные и состоятельные молились по книгам; остальные поразительно много помнили наизусть, так как неукоснительно посещали богослужения, часто очень долгие. Иностранцам казалось, что русские почти непрестанно крестятся.

Иностранцев, побывавших в Московском государстве в XVI-XVII веке, поражало благочестие русских.

*********************

Наши предки очень высоко ставили послушание уставу Церкви и тех, кто нарушал, например, положенные посты, искренне считали еретиками. Сами они видели в нарушении поста великий грех и, как пишет историк Церкви митрополит Макарий, «скорее согласились бы умереть, нежели съесть в пост кусок мяса или яйцо даже в тяжелой болезни для подкрепления своих сил».

В своей повседневной жизни миряне старались подражать монахам. Великий пост они проводили в особенной строгости, как время покаяния. В продолжение его, как и положено, не вкушали ничего рыбного и не пили никакого вина. Некоторые — самые строгие постники, подражавшие монахам-пустынникам, — принимали пищу лишь по субботам и воскресеньям. Много было таких, которые садились за трапезу только во вторник, четверг, субботу и воскресенье, а в прочие дни хранили совершенный пост. Еще были такие, кто по понедельникам, средам и пятницам хотя и ел — но только хлеб с водой. Были и такие, кто в течение всего Великого поста не вкушал ничего горячего, приготовленного на кухне.

Замечательные, редкие постники были не только среди простонародья, но и среди высокопоставленных вельмож (например, князь Семен Федорович Курбский) и даже государей.

Вот что рассказывает В.О.Ключевский о постнических подвигах «тишайшего» (то есть кроткого, смиренного) царя Алексия Михайловича.

Алексей Михайлович. Тишайший царь
Царь и Великий Князь Алексей Михайлович Романов

«С любым иноком мог он поспорить в искусстве молиться и поститься: в Великий и Успенский пост по воскресеньям, вторникам, четвергам и субботам царь кушал раз в день, и кушанье его состояло из капусты, груздей и ягод — все без масла; по понедельникам, средам и пятницам во все посты он не ел ничего». 

Такой строгости в соблюдении постов он навык с детства. Конечно, благочестие Государя накладывало отпечаток на весь строй общественной жизни.

Архидиакон Павел Алеппский, посетивший Россию в середине XVII века, как раз в царствование Алексия Михайловича, добавляет к сказанному еще одну подробность древнерусского поста: он заметил, что миряне целыми семьями (вместе с детьми!) в течение всего года каждый день постились (не вкушали никакой пищи) до 2 часов пополудни — то есть до того времени, когда во всех храмах заканчивалось богослужение. Еще тот же путешественник был поражен тем, как эти дети, вместе с родителями, отстаивали многочасовые монастырские службы, не уходя и не садясь…

Нам, современным людям, трудно в это поверить…

Если во времена Государя Алексия Михайловича встретить среди русских людей непостящихся было трудно, то в течение XVIII века, с распространением вольнодумства в «образованном» обществе, их становилось все больше. Люди святой жизни, подвижники благочестия все чаще проповедуют на тему поста, обличают пренебрегающих им, предупреждают православных, что не соблюдающие церковных постов являются врагами Церкви…

преподобный Серафим Саровский
Преподобный Серафим Саровский

«Не вступай в дружбу и не имей союза с врагами Христовой Церкви: с еретиками, с раскольниками, неверами и теми, кто не соблюдает святых постов»,— эта суровая заповедь принадлежит преп. Серафиму Саровскому, любвеобильному старцу, который встречал посетителей словами: «радость моя!»

В XIX веке высшие классы общества, сильно зараженные западным рационализмом, все дальше отходили от православной традиции (вспомним хотя бы Левина, героя «Анны Карениной»: как ему пришлось идти на исповедь перед венчанием)…

И все же строгий дух православного благочестия не ушел — он хранился в других сословиях русского общества: кроме духовенства, это было крестьянство и купечество. И посты хранились, хотя редко какие из состоятельных семей обходились, подобно царю Алексию Михайловичу, капустой с грибами и ягодами — наоборот, изобретались все новые, чрезвычайно вкусные постные блюда. Конечно, без масла большую часть из них не приготовишь — так что растительное масло, видимо, было в обычае использовать и Великим постом.

У Шмелева в «Лете Господнем» есть замечательное описание постного рынка в Москве, изобилующего разнообразной снедью…

пост на руси

Просыпаясь утром в первый день Великого поста (в чистый понедельник), главный герой книги, мальчик чувствует, что «все новое, другое», что наступил «особенный день», что взрослые стараются избегать ссор и пререканий, вспоминает, что «грех смеяться» и наряжаться — «душу готовить надо». Он видит: «Шторы с окон убрали, и будет теперь по-бедному, до самой Пасхи. В гостиной надеты старые чехлы на мебель, лампы завязаны в коконы, и даже единственная картина — «Красавица на пиру» — закрыта простынею. Ковры убрали…»

А пища? Чем же будут кормить мальчика постом? — «В передней стоят миски с желтыми солеными огурцами, с воткнутыми в них зонтичками укропа, с рубленой капустой, кислой, густо посыпанной анисом, — такая прелесть. Я хватаю щепотками — как хрустит! И даю себе слово не скоромиться во весь пост. Зачем скоромное, которое губит душу, если и без того все вкусно? Будут варить компот, делать картофельные котлеты с черносливом и шепталой, горох, маковый хлеб с красивыми завитушками из сахарного мака, розовые барашки, «кресты» на Крестопоклонной… Мороженая клюква с сахаром, заливные орехи, засахаренный миндаль, горох моченый, бублики и сайки… А жареная гречневая каша с луком, запить кваском! А постные пирожки с груздями, а гречневые блины с луком по субботам… а кутья с мармеладом в первую субботу!»

Нет, с голоду здесь не пропадут. И в то же время ясно, что все эти блюда и лакомства — все это хотя и не противоречит уставу церковному, но все же является утешением для немощных, прежде всего для детей, чтобы им легче было перенести пост.

Время духовной радости

Время духовной радости

Казалось бы, наступление длительного поста должно вызывать скуку, уныние, страх. Но в приведенном отрывке из «Лета Господня» видно как раз противоположное: ожидание обновления, захватывающее даже маленького ребенка. И мы сегодня наблюдаем, что христиане с нетерпением ждут Великого поста, радуются ему и в первые дни его ходят именинниками. Посмотрите на лица православных людей во время великих повечерий, когда читается Покаянный канон преп. Андрея Критского: какая видна в них внутренняя собранность, какая радость и свет! А ведь, по мирским понятиям, эти люди терпят ограничения, лишения, неудобства… «Зато душа радуется!» — говорят православные.

Об этом писал и св. Иоанн Златоуст: «… для желающих любомудрствовать (то есть молиться и помышлять о высоком) он (пост) составляет приятное и вожделенное, занятие. Как здравие тела доставляет великую радость, так и благосостояние души приносит ещё большее удовольствие.

Духовной радости, а не уныния исполнены церковные песнопения первых великопостных дней. Откроем «Постную триодь»… В стихирах и каноне чистого понедельника пост называется «матерью целомудрия», «ангельским житием», он уподобляется твердому щиту, защищающему от козней вражиих. Его сравнивают со светлой праздничной ризой, надетой взамен темной старой одежды: «В светлую поста облекшеся ризу, пиянства темныя и злотяжкия совлецемся одежды…» («пиянство» здесь означает «пресыщение»). Пресыщение потому названо «злотяжким», что оно отягощает человека — не только его тело, но и, прежде всего, душу, которая оказывается в плену грубых страстей… А пост помогает ей освободиться.

В то же время многие христиане замечают, что на протяжении Великого поста духовная радость становится все слабее, сменяясь наконец ожиданием его конца: «Скорее бы уже Пасха, разговение… « Это часто происходит оттого, что слишком много надежд возлагается на пост сам по себе, тогда как он не имеет самодовлеющего значения.

Цель поста

Цель поста

Святые отцы, говоря о важности поста, не считают его чем-то достаточным для спасения.

В житии преп.Макария Великого рассказывается о его встрече с бесом, который между прочим сказал:

Преподобный Макарий Великий
Преподобный Макарий Великий

«Все, что ты делаешь, и я делаю. Ты постишься, а я совсем не ем. Ты бодрствуешь, а я совсем не сплю…»

Действительно, как мы знаем из святоотеческого учения, самый строгий пост не принесет пользы, если ему сопутствует гордыня и осуждение других. Без смирения невозможно спастись.

Пост не есть какая-то самостоятельная добродетель. Он не есть смирение, но способствует приобретению смирения. Пост не есть целомудрие и чистота, но способствует достижению этих добродетелей. Пост — это делание, причем делание телесное. Так и следует понимать слова преп. Иоанна Кассиана:

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин
Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин

«Мы не полагаем надежды на один пост. Он не есть сам по себе благо или сам по себе необходим. Он с пользою соблюдается для приобретения чистоты сердца и тела, чтобы, притупив жало плоти, человек приобрел умиротворение духа».

Таким образом, целью поста является не самоистязание, не «умерщвление» тела, как полагают некоторые, а его смирение пред высшей частью человеческого существа — духом.

Все знают, что такое быть «рабом желудка». У такого «раба» потребности тела управляют всеми поступками, с ними связаны все мысли и чувства. Это уподобляет человека животному. Смиряющий плоть постом тем самым освобождает дух из-под ее власти. Почему и как это происходит, трудно сказать, но о тесной взаимосвязи телесного и душевного состояния мы знаем от святых отцов и на собственной практике.

Замечено, что скоромная пища, как утучняющая и разжигающая страсти, мешает нам молиться и думать о духовном, и в определенные дни Церковь освобождает нас от нее. Но даже и не это самое главное. Так, преп.Амвросия Оптинского спросили: «Не все ли равно Богу, какую пищу мы едим?» 

Он объяснил: 

Преподобный Амвросий Оптинский
Преподобный Амвросий Оптинский

«Не пища важна, а заповедь. Адам изгнан из рая не за объядение, а за вкушение, только за вкушение запрещенного». Грех состоял в нарушении заповеди ради исполнения своей воли, пожелания чрева. И пост как раз помогает преодолеть власть «чрева» (то есть плоти).

Многими замечено, что перемена тяжелой скоромной пищи на легкую постную (хотя бы даже мяса на рыбу), как и уменьшение количества пищи, делает нас более способными к духовной жизни.

После сытного обеда из нескольких блюд нами владеет лишь одно желание — лечь полежать. А только приляжешь — тут же заснешь… Серьезные умственные занятия в таком состоянии почти невозможны. Молиться в нем еще труднее. Почему? Не только потому, что клонит в сон.

преп. Иоанн Лествичник
Преподобный Иоанн Лествичник

«Ум постника, — говорит преп. Иоанн Лествичник,— молится трезвенно, а ум невоздержного исполнен нечистых мечтаний». 

Пост же, как учат святые отцы, «собирает» ум, который в состоянии пресыщения тела пищей рассеивается помыслами. «Собранный» ум побеждает духа блуда, духа празднословия, духа лености.

Подвижники, на собственном опыте познавшие действие поста, замечают, что угождение чреву (то есть удовлетворение пожеланий плоти) «усиливает его свирепость» против духа. Угождающий чреву теряет способность к духовной жизни, но и «добившись своего», чрево не оставляет человека в покое, требуя удовлетворения новых и новых потребностей… В этом и выражается его «свирепость».

Святые отцы уподобляют чрево дикому зверю, а пост — способу его укрощения или крепкой узде, с помощью которой дрессировщик или возница (ум человеческий) подчиняет зверя своей власти. 

св.Иоанн Златоуст
Святитель Иоанн Златоуст

«Пост, — говорит св.Иоанн Златоуст, — смиряет тело и обуздывает беспорядочные вожделения, душу же просветляет, окрыляет, делает легкою и парящею горе» (то есть способной к духовной жизни).

Таким образом, пост, по словам другого святого отца, преп. Ефрема Сирина,

Преподобный Ефрем Сирин
Преподобный Ефрем Сирин

... «отражает искушения, умащает на подвиг благочестия; он сожитель трезвенности, виновник целомудрия».

*********************

В Православной Церкви пост является всеобщим установлением, то есть он установлен для всех: и монахов, и мирян, и царей, и нищих, и взрослых, и детей. Но он не является повинностью, неприятной обязанностью или наказанием — его следует понимать как спасительное средство, своего рода врачевство (лечение, лекарство) для каждой человеческой души. «Пост не отталкивает от себя, — пишет об этом св. Иоанн Златоуст, — ни женщин, ни стариков, ни юношей, ни даже малых детей, но всем открывает двери, всех принимает, чтобы всех спасти».

В Православной Церкви пост является всеобщим установлением

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

-------------------------------------------------------
Использованы материалы:
* - https://www.pravoslavnaya-biblioteka.ru/
biblioteka/articles/zachem-i-kak-postitsya-rebenku.html
© content.foto.google.com


27.01.2023




ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU facebook twitter rss